+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Что понимать под необоснованной налоговой выгодой с 2017 года

Содержание

Необоснованная налоговая выгода в 2020 году – новые правила применения норм

Что понимать под необоснованной налоговой выгодой с 2017 года

Специалисты ФНС России озвучили новые правила выявления необоснованной налоговой выгоды. Теперь контролирующий орган делает акцент на реальности сделки и исполнении ее контрагентом. Должная осмотрительность участников перестала играть ключевую роль.

Юристы рекомендуют бизнесменам обратить внимание на построение сотрудничества. Так, при поставке товаров, работ или услуг третьим лицом могут возникнуть серьезные проблемы.

С августа 2017 года в России действует обновленная редакция НК РФ.

Поправки запретили искажать отчетность в целях сокращения налогового бремени и закрепили критерии правомерности соглашений. Специалисты считают изложение статьи 54.1 НК РФ неудачным. Летом текущего года норма подверглась жесткой критике со стороны аналитиков.

В результате налоговой службе пришлось дать официальные разъяснения. Своеобразным ответом экспертам стало письмо СА-4-7/16152@.

Принципы оценки отношений

Статья 54.1 НК РФ запрещает любое искажение отчетности с целью снижения размера платежей в бюджет. Наказание следует за умышленные действия. Это означает, что контролирующему органу придется доказывать природу ошибок, имеющихся в документах.

Исправлению такие отчеты подлежать не будут. Налоговая инспекция спишет все затраты, искажающие смысл хозяйственной операции. Подход отличается от позиции, озвученной ВАС РФ в постановлении № 53. Ранее судам рекомендовали пересчитывать размер обязательств.

В письме ФНС России подробно описаны 2 неотъемлемых признака правомерного соглашения:

  • цель сделки не связана с уклонением от налогов или сборов;
  • договор исполнен заключившими его сторонами.

ФНС РФ отмечает, что несоответствие хотя бы одному требованию является основанием отказа в учете. Инспекторам на местах предписано тщательно анализировать соглашения на предмет реальности. От формального подхода отказались окончательно. Претензии контролирующего органа не могут строиться лишь на процедурных ошибках или недочетах в первичной документации.

Порядок доказывания умысла

Налоговая служба признала необходимость доказывания противоправного характера действий. Так, на контролирующий орган ложится обязанность подтверждения умышленного искажения отчетности. Признаками следует считать:

  • зависимость или подконтрольность спорного контрагента (экономическую, юридическую и прочую);
  • осуществление транзитных операций участниками с применением сомнительных схем;
  • свидетельства согласованности действий сторон сделки.

Отсутствие подтверждения должной осмотрительности утратило ключевое значение. Термин впервые применил ВАС РФ в постановлении № 53. На законодательном уровне его так и не закрепили. Теперь ограничиваться лишь формальными претензиями запрещено.

Главным для инспекторов должна стать реальность операций. При этом осведомленность налогоплательщика об исполнении сделки третьим лицом во внимание принимать отказались. Юристы опасаются возникновения многочисленных конфликтов.

Далеко не всегда контрагенты извещают деловых партнеров о делегировании обязательства сторонним компаниям.

Риск привлечения к ответственности за недобросовестность одного из участников коммерческой цепочки исключен. Статья 54.1 НК РФ негативных последствий за это не предусматривает.

Специалисты не считают разъяснения шагом к улучшению положения предпринимателей и компаний. Отказ от формального подхода не стоит рассматривать в качестве меры смягчения правил. Оценка остается довольно жесткой, а методы вызывают обоснованную критику.

Новый подход ФНС: ставка на объективную оценку

Руководство ФНС РФ продолжает модернизировать политику контрольных мероприятий. В письме № ЕД-5-9/547@ от 23.03.17 территориальным инспекциям рекомендовали уделять больше внимания обоснованию выводов о получении плательщиками необоснованной налоговой выгоды. Инструкции разработали на основе материалов за 2016 год.

Аналитики изучили решения по административным и судебным жалобам за минувший период. Выводы оказались неутешительными. Контролирующие органы формально подходят к сбору доказательств, ограничиваясь косвенными подтверждениями недобросовестности.

Так, инспекторы делают выводы о недостоверности отчетности, опираясь лишь на материалы допросов и почерковедческих экспертиз. Если руководитель компании-контрагента отказывается признавать факт сотрудничества, исследование документов прекращают.

Источник: https://BiznesZakon.ru/nalogooblozhenie/o-neobosnovannoy-nalogovoy-vygode

Необоснованная налоговая выгода по cт. 54.1 НК РФ

Что понимать под необоснованной налоговой выгодой с 2017 года

Понятие «налоговая выгода» и концепция необоснованной налоговой выгоды были определены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53. В документе уточняется, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности в результате пяти действий:

  1. уменьшения налоговой базы,
  2. получения налогового вычета,
  3. получения налоговой льготы,
  4. применения более низкой налоговой ставки,
  5. получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Но в ряде случаев налоговая выгода может быть признана необоснованной. К ним относятся случаи, когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 уточняется, что налоговая выгода не может считаться обоснованной, если она получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Кроме того, есть целый ряд обстоятельств, свидетельствующих о необоснованной налоговой выгоде:  

  • налогоплательщик не может реально осуществлять указанные операции, потому что для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг у него нет экономически необходимых условий: времени, места нахождения имущества, объема материальных ресурсов;
  • у налогоплательщика нет условий для достижения результатов экономической деятельности из-за отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • налогоплательщик учитывает для целей налогообложения только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, но для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • налогоплательщик совершает операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном в документах бухгалтерского учета.

В то же время Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 напоминает судам об обстоятельствах, которые сами по себе не являются основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, но в совокупности могут стать негативным сигналом:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • существление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Стоит обратить внимание на то, что в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 содержатся три важных понятия:

  1. Презумпция добросовестности налогоплательщика. Значит, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
  2. Цель делового характера. Этот термин подразумевает, что экономическая деятельность, во-первых, должна быть реальной. Во-вторых, операции должны учитываться в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В-третьих, получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды не должно быть главной целью налогоплательщика.
  3. Обязанность налогоплательщика действовать с должной осмотрительностью (ситуации, когда налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях контрагента — в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом)

Статья 54.1 НК РФ и «агрессивная» налоговая оптимизация  

Положения Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 нашли свое продолжение в новой редакции Налогового кодекса, вступившей в силу 19 августа 2017 года. В Налоговом кодексе появилась новая ст. 54.1 НК РФ (в ред. Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ), которая определила пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов.

ФНС выпустила Письмо от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, в котором пояснила, что введенная Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ ст. 54.1 НК РФ направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации. То есть в ней определены:

  • конкретные действия налогоплательщика, которые признаются злоупотреблением правами;
  • условия, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты по имевшим место сделкам (операциям).

В ст. 54.1 НК РФ есть четыре пункта, которые требуют объяснений:

Пункт 1 ст. 54.1 НК РФ: Не допускается уменьшение налоговой базы (суммы налога) в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Согласно Письму ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, искажение – это умышленные действия налогоплательщика, выразившиеся в

сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни, объектах налогообложения, подлежащих отражению в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога, неправильного применения налоговой ставки, налоговой льготы, налогового режима, манипулирования статусом налогоплательщика и др.

Искажение сведений можно наблюдать в следующих ситуациях:

  • создание схемы дробления бизнеса ради неправомерного применения спецрежимов;
  • совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность исполнения сделки сторонами (отсутствие факта ее совершения);
  • неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц;
  • отражение в регистрах бухгалтерского и налогового учета заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Пункт 2 ст. 54.1 НК РФ: При отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 54.

1 НК РФ, по имевшим место сделкам налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате, если основной целью совершения сделки не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; если обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Итак, п. 2 ст. 54.1 РК РФ содержит условия, при соблюдении которых у налогоплательщика возникает право использовать расходы и вычеты.

В Письме ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@ уточняется, что основная цель сделки должна заключается не в налоговой экономии, а в конкретной разумной деловой цели. В пп. 2 п. 2 ст. 54.

1 НК РФ ограничивается право учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее контрагентом, не указанным в первичных документах.

 В этом случае налоговикам придется доказывать, что налогоплательщик использовал формальный документооборот с целью незаконного учета расходов либо заявления налоговых вычетов.

Признаки формального документооборота:

  • факты обналичивания денежных средств проверяемым налогоплательщиком или взаимозависимым лицом;
  • факты использования таких средств на нужды налогоплательщика, учредителей налогоплательщика, его должностных лиц;
  • использование одних IP-адресов;
  • обнаружение печатей и документации контрагента на территории проверяемого налогоплательщика;
  • нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки, должностных лиц при заключении, сопровождении, оформлении результатов сделок.

Пункт 3 ст. 54.1 содержит в себе несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления претензий к налогоплательщику.

Эти критерии: подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом; нарушение контрагентом налогового законодательства; наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок.

Что изменилось для налогоплательщиков

В новшествах есть как плюсы, так и минусы для бизнеса.

Если говорить о плюсах, то:

  • Сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений.
  • Теперь не ошибки, а реальность сделки стали приоритетными. Ранее именно на ошибки ФНС обращала довольно пристальное внимание. Одним словом, ушел в прошлое формальный подход к выявлению необоснованной налоговой выгоды — налоговый орган должен четко понимать целесообразность проведения каждого мероприятия налогового контроля. Кроме того, нарушение контрагентом налогового законодательства не является самостоятельным основанием для предъявления налоговых претензий. П. 2 ст. 54.1 НК РФ не предполагает негативных последствий для налогоплательщиков за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев.
  • Исполнения сделки контрагентом становится достаточно для того, чтобы налоговая выгода считалась обоснованной. При этом налогоплательщики должны быть готовы представить налоговикам доказательства реальности сделки в результате исполнения ее контрагентом. Поэтому бизнес по-прежнему должен знать, как проверить контрагента, и пользоваться необходимыми для этого инструментами, например, сервисом Контур.Фокус.  
  • Вводится концепция деловой цели, а это значит, что действия налогоплательщика не ставятся под сомнения, если у него есть разумная экономическая цель помимо собственно оптимизации налогов.

Из минусов можно отметить следующие:

  • Появились термины с расплывчатой, как считают эксперты, формулировками, одно из которых — искажением сведений.
  • Новые нормы распространяются на страховые взносы и на плательщиков страховых взносов.
  • В ходе налоговой проверки у компании могут запросить копии договоров с посредниками. 

Источник: https://kontur.ru/articles/5180

Необоснованная налоговая выгода

Что понимать под необоснованной налоговой выгодой с 2017 года

В Налоговом кодексе РФ есть такое новое понятие, как необоснованная налоговая выгода. Чтобы разобраться в ее сути и оценить ответственность, возникающую за действия, связанные с извлечением не полагающейся по факту налоговой выгоды, изучим данный материал.

Понятие необоснованной выгоды

Под необоснованной налоговой выгодой подразумевают получение стороной-налогоплательщиком налоговой выгоды по итогам представления налоговой структуре официальных бумаг, содержащих неполные, противоречивые либо же полностью ложные сведения.

Важно! В Налоговом кодексе с 19 августа 2017 года вступила в полноценную законную силу новая статья 54.1, положения которой во многом сходятся с постановлением Пленума ВАС 2006 года N53 о налоговой выгоде.

В ней прописан важный принцип налогового регулирования. Статья была разработана на основе судебной практики, рассматривающей ситуации с уменьшением налогоплательщиком налоговых платежей. Поэтому целесообразно проанализировать, как такие вопросы решались на практике и разобраться, какие последствия ожидают нарушителя.

Схемы, которые выявили налоговые органы

Налоговые структуры в процессе организованных проверок смогли выявить пять самых распространенных «серых» схем, прикрываясь которыми физлица и юрлица-налогоплательщики извлекали не полагающуюся им по факту налоговую выгоду:

  1. Договоренность с компанией-импортером либо производителем продукта, благодаря которой происходит увеличение стоимости товара путем многоразовой его реализации через подставные компании.
  2. Схема, в которой искусственным образом завышается физлицами реальная себестоимость произведенных работ.
  3. «Серая» схема, согласно которой происходит «дробление» бизнеса. Делается это для того, чтобы применить ЕНВД и минимизировать таким путем налоговые обязательства. В данном случае подразумевается создание подконтрольных организаций, действующих по правилам «упрощенки».
  4. Схемы, в основе которых нет «разумной деловой цели».
  5. Схемы, согласно которым действия по оплате товаров отсутствуют со стороны налогоплательщика.

Последствия налоговой выгоды и ответственность за нее

Если некоторое предприятие получило налоговую выгоду без веских на то оснований и сотрудники ФНС сумели это подтвердить в судебной инстанции, то на организацию будут наложены санкции, а также ей будет отказано в льготе, на которую она изначально рассчитывала.

Российское законодательство, чтобы пресечь подобные действия, борется с нарушителями НК РФ, определяя разные меры наказания.

Ответственность физлица

Во время слушаний представители судебных инстанций, избирая меры наказания для нарушителей НК РФ, обращаются к ст. 198 либо к ст. 199 УК России. В ст. 198 рассматривается уклонение от выплаты налога физлицами.

В ней сказано о последствиях, которые коснутся физлица-нарушителя, уклонившегося от уплаты налогов.

В статье прописано, что ухищрения, связанные с непредставлением в налоговую инспекцию налоговых деклараций либо предоставление этого документа с ложными данными грозит уплатой штрафа от 100 до 300 тысяч рублей.

Альтернативой этому наказанию может быть штраф, который будет приравниваться размеру зарплаты либо же иному доходу виновного лица за период от 12 до 24 месяцев его работы.

Равносильными этому наказанию могут быть принудительные работы, выполнять которые физлицо-виновник будет обязан длительностью до 1 года.

Вместо всех перечисленных выше мер наказания может быть выбран судебной инстанцией арест физлица на срок от 6 до 12 месяцев.

Если, согласно статье 198 УК РФ, было доказано, что имело место правовое нарушение по уклонению от выплаты налога в крупных масштабах, то виновному лицу может быть назначен либо штраф 200-500 тысяч рублей, либо обязанность выплачивать сумму, равную размеру зарплаты или другого дохода, получаемого гражданином-нарушителем за период с 12 месяцев до 2 лет. Альтернатива перечисленным выше мерам – принудительный труд сроком до 3 лет/тюремное заключение на срок до 36 месяцев.

Важное уточнение! Под понятием нарушения в особо крупных масштабах понимается неоплаченная физлицом сумма налогов за 3 финансовых года подряд (если итоговая сумма недостачи оплаченных налогов превышает границу 900 тысяч рублей).

Если физлицо впервые совершает нарушение, то последствия для него не будут слишком тяжелыми, так как статья 198 УК РФ говорит об освобождении от уголовной ответственности лица, которое, чтобы компенсировать свои нарушения, полностью оплатило размер недоимки вместе с определенной пеней, а также оплатило сумму штрафов в том размере, который требует НК РФ.

Ответственность юрлица

В статье 199 НК РФ говорится о последствиях и мере наказания юридических лиц. Юрлица-нарушители обязаны либо оплатить штраф в пределах 100-300 тысяч рублей, либо пожертвовать ежемесячно получаемой зарплатой, начисляемой в течение 1-2 лет. Альтернативой этому наказанию может стать принудительный труд до 2-летнего периода.

Обязательным дополнением к таким мерам пресечения выступает запрет на занятие определенной деятельностью (либо в течение 3 лет после назначения меры наказания, либо же бессрочно). Вместо этих мер судом быть назначен арест на срок до полугода либо же тюремное заключение на 2 года и запрет на занятие определенных должностей.

Если доказано, что юрлицо-нарушитель совершило деяние в масштабных размерах, то его обяжут платить штраф в пределах от 200 до 500 тысяч рублей либо сделать денежное отчисление в госказну в размере зарплаты, получаемой на протяжении 1-3 лет. Альтернативой такому наказанию могут быть принудительные работы в течение 5 лет и запрет на занятие в будущем определенных должностей.

Важное уточнение! Под крупным размером в данном случае подразумевается сумма неуплаченных налоговых сборов, превосходящая границу в 15 млн. рублей.

Однозначно установить связь между объемами извлеченной выгоды и наказанием, которое стало последствием нарушений, невозможно, так как каждый случай индивидуален.

Именно поэтому мера ответственности, которую будет нести нарушитель, рассматривается в судебной инстанции с учетом всех обстоятельств.

Если суд выявит грубые нарушения, связанные с неуплатой либо неполной уплатой налоговых сборов, и докажет, что такой вид махинаций производился путем занижения искусственным образом налоговой базы либо иного неверного просчета налога либо иных действий, то нарушителя могут заставить оплатить 20% неуплаченной суммы средств, которая должна была пойти в госказну. Если будет доказано, что деяния совершались умышленно, то лицо, решившее нарушить установленные нормы, обяжут оплатить 40% неуплаченной суммы сбора. При назначении такой меры наказания будут руководствоваться ст. 122 НК РФ.

Характер и особенности последствий, с которыми столкнется нарушитель, оговорен также и в Кодексе административных правонарушений. В главе 15 КоАП РФ указаны все варианты нарушений, которые подразумевают административную ответственность (под нею подразумеваются разные штрафные санкции, лишение права проводить определенную деятельность и запрет на право занимать определенные должности).

Необоснованная налоговая выгода

Концепция необоснованной налоговой выгоды сформулирована Высшим Арбитражным Судом РФ (постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №53). По мнению ВАС, при рассмотрении налоговых споров арбитражные суды должны руководствоваться двумя ключевыми понятиями:

1. Налоговая выгода;
2. Деловая цель.

Таким образом, ВАС предпринял попытку уйти от термина » Недобросовестный налогоплательщик «, введя понятие » Налоговая выгода «, систематизировав признаки, при наличии которых арбитражные суды не должны поддерживать налогоплательщика.

Налоговая выгода — это уменьшение размера налоговой обязанности налогоплательщика вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения вычета, льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Деловая цель — это экономическая или иная разумная причина, которая побудила налогоплательщика к определенной хозяйственной операции. По мнению ВАС, налоговый орган должен доказать суду необоснованность возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Если налогоплательщик представил в налоговый орган все надлежащим образом оформленные документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, то получение налоговой выгоды считается обоснованным .

Если налоговый орган считает иначе, то ему следует доказать, что сведения, содержащиеся в представленных документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Читайте так же:  Мрот в спб с 1 января

Можно привести следующие признаки необоснованной налоговой выгоды .

1 . Получение налоговой выгоды вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

2 . Учет операций для целей налогообложения не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учет операций, не обусловленных разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

3 .

Наличие доказательно подтвержденных доводов налогового органа по следующим обстоятельствам: • невозможности реального осуществления налогоплательщиком операций для целей налогообложения с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; • отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

• совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведён в объёме, указанном налогоплательщиком в документах;

4 .

Наличие обстоятельств, которые в совокупности и (или) во взаимосвязи с иными обстоятельствами могут свидетельствовать о наличии необоснованной налоговой выгоды : • создания организации незадолго до совершения хозяйственной операции; • взаимозависимости участников сделки; • неритмичного характера хозяйственных операций; • нарушения налогового законодательства в прошлом; • разового характера операции; • осуществления операций не по месту нахождения налогоплательщика; • осуществления расчетов с использованием одного банка; • осуществления транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

• использования посредников при осуществлении хозяйственных операций.

5 . Обоснованность доводов налогового органа о том, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

6 .

Наличие доказательств у налогового органа, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, неисполняющими своих налоговых обязанностей. В то же время ВАС РФ отметил, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды .

При наличии данных признаков получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды суды должны действовать следующим образом.

Во-первых, если суд придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, то суд будет определять объем прав и обязанностей налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

В-третьих, признание судом налоговой выгоды в качестве необоснованной влечет за собой отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением.

Собираемые отовсюду по крупице определения терминов здесь

Необоснованная налоговая выгода: поправки 2017

Источник: https://lpk-sharya.ru/neobosnovannaya-nalogovaya-vygoda/

Новая необоснованная налоговая выгода

Что понимать под необоснованной налоговой выгодой с 2017 года
[Законопроект № 529775-6](http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spraa)?OpenAgent&RN=529775-6), внесенный в Государственную Думу более трех лет назад, похоже, скоро станет законом.

Пояснительная записка явно намекает, что Пленум ВАС РФ № 53 по необоснованной налоговой выгоде уже не тот, поэтому нужно что-то новое и очень определенное. Как говорится: “За все хорошее и против всего плохого”.

Такой посыл отразился в буквальном смысле. Проект состоит всего из одной статьи 54.

1 “Пределы осуществления прав по исчислению суммы налога, сбора, страховых платежей”. Видимо, 54 лучше, чем 53.

Глобально, изменения связаны с тем, что полностью аннулируется “язык Пленума №53”. Безусловно, после 10 лет использования одной терминологии введение новой добавляет ясности и снижает споры о новых терминах. Чётко видно желание избавиться от наследия Пленума, имя которого упоминать нельзя.

Что же в самом тексте?

В Проекте предложено:

Не допускается уменьшение налогоплательщиком суммы подлежащих уплате налогов в результате искажения фактов хозяйственной жизни налогоплательщика

Формулировка очень размытая, поскольку не определено, где именно это искажение отражено. Будут ли таким искажением показания директора о том, что товар доставили на машине зелёного цвета, а не синего?

Да и сам термин “искажение” уже используется в НК РФ, несколько в ином контексте: “При обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы…” (п.1 ст.54 НК). Будет ли возможность перенести вычеты или расходы на будущее? Или это будет новой необоснованной налоговой выгодой?

Еще интересен при такой формулировке вопрос о действии норм во времени. “Искажения” до вступления в силу закона возможны? Если нет, чем регулируются?

Критерии признания операций

В Проекте предлагается, что “по имевшим место сделкам (операциям)” (и снова новый “понятный” термин):

  • основной целью совершения сделки (операции) не является неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) сумм налога
  • обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору (закону)

При такой формулировке можно забыть про ссылки на реальность операций, как основание для признания расходов. Законодательно будет работать излюбленный аргумент налоговиков: кирпич поставило не ООО “Ромашка”, а кто-то иной, поэтому отказываем в вычетах и расходах.

Еще один пример. Работы выполнила не сторона договора, но сторона договора заплатила все налоги. Последствия, согласно Проекта, для налогоплательщика будут однозначными. Поскольку про обязательность установления наличия потерь бюджета в Проекте ни слова.

Вишенка на торте – посредники, агенты и др. Им что делать?

Отдельно определены обстоятельства, когда в отсутствие вышеуказанных признаков, нельзя отказать налогоплательщику:

  • первичные учетные документы, подписаны неустановленными или неуполномоченными лицами
  • нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах
  • возможность получения налогоплательщиком того же экономического результата при совершении иных не запрещенных законодательством сделок

В Пленуме, имя которого нельзя упоминать, таких признаков было в разы больше. Возьмем самый очевидный – взаимозависимость сторон по сделке. Красная тряпка любого проверяющего. Как известно, любая сделка между взаимозависимыми имеет целью неуплату налога. Но раньше это было в головах проверяющих. А теперь?

Странным образом в Проекте ни слова про осмотрительность. И тут два варианта. Проявление осмотрительности никак не освобождает от претензий. Или вопрос осмотрительности никак не должен оцениваться, во что верится с трудом.

Про пастухов

Проект содержит интересную оговорку. Устанавливать обстоятельства по ст.54.1 НК могут налоговые органы только в рамках налоговых проверок, налогового мониторинга.

По старой доброй традиции никаких последствий не установлено. Видимо, это связано с четким соблюдением судами всех процедурных норм НК за последние годы.

И, похоже, вопрос о разграничении проверок по ТЦО и выявлению налоговой выгоды будет закрыт.

https://www.youtube.com/watch?v=MSObqRrKc00

Также возникает вопрос о правоохранительных органах. Они не могут устанавливать такие обстоятельства? Цель была именно такова? Похоже, это очередная “ясность” Проекта.

Безусловно, качество Проекта ниже отметки “плохо”. Пока самым компромиссным вариантом видится полная инкорпорация текста Пленума №53 в НК, как переходная мера. Возможно, в будущем появится запрос на качественный текст.

Источник: http://blog.taxadvisor.ru/novaia-nieobosnovannaia-naloghovaia-vyghoda/

Концепция необоснованной налоговой выгоды: рекомендации налогового ведомства и тенденции практики

Что понимать под необоснованной налоговой выгодой с 2017 года

Как известно, с августа 2017 года действуют положения статьи 54.1 НК РФ, закрепившие на законодательном уровне концепцию необоснованной налоговой выгоды, которая на практике уже давно была известна всем налогоплательщикам.

Напомним, что концепция в рамках статьи 54.1 НК РФ предусматривает следующие ограничения:

а)  запрещается уменьшение налоговой базы посредством искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения, при этом

б)  уменьшение налоговой базы допускается при условии, что i) неуплата налога не является основной целью сделки и ii) сделка исполняется именно стороной договора или лицом, уполномоченным по договору или закону.

Вскоре после принятия указанных поправок ФНС издавало письмо1 о порядке применения новых норм.

Однако ввиду вновь и вновь возникающих у налогоплательщиков вопросов в конце октября Федеральная налоговая служба выпустила еще одно рекомендательное письмо2, дополнительно разъясняющее некоторые аспекты нового регулирования, отметив при этом, что это не кодификация старых правил знаменитого Постановления ВАС РФ №53, а новый подход к проблеме налоговых злоупотреблений.

В письме налоговое ведомство наконец определило, что следует считать характерными признаками «искажений» сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения, упомянутых в пункте 1 статьи 54.1 НК РФ, а именно:

  • ­неотражение налогоплательщиком доходов от реализации, в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц;
  • ­отражение налогоплательщиком в регистрах бухгалтерского и налогового учета заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения;
  • ­создание схемы «дробления бизнеса», направленной на неправомерное применение специальных режимов налогообложения;
  • ­совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • ­создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • ­нереальность исполнения сделки (отсутствие факта ее совершения).

При этом ФНС подчеркивает, что методологическая (правовая) ошибка налогоплательщика сама по себе не может признаваться «искажением» для целей статьи 54.1 НК РФ и свидетельствовать о необоснованной налоговой выгоде.

Для применения концепции необоснованной налоговой выгоды обязательно должен быть установлен умысел налогоплательщика, выразившийся в сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни и объектах налогообложения.

Бремя доказывания умысла налогоплательщика ложится на налоговые органы, при этом ФНС отмечает, что необходимо указать конкретные действия налогоплательщика и его должностных лиц, которые обусловили совершение нарушения и приводить доказательства намерения причинить вред бюджету.

Раскрывая положения концепции о том, что сделка не может быть направлена исключительно на получение налоговой выгоды, ФНС указывает, что основной целью сделки должна быть конкретная разумная деловая цель, а не налоговая экономия.

Свидетельством неправомерной налоговой экономии может являться, например, бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту (присоединение компании с накопленным убытком без актива при отсутствии экономического обоснования и т.п.

) и которое не может быть обосновано с точки зрения предпринимательского риска, фактически совершенное не в своем интересе, а в интересах иного лица с целью его скрытого финансирования.

Также ФНС подтверждает, что положениями ст. 54.1 НК РФ законодатель фактически ограничил право налогоплательщика учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее лицом, не указанным в первичных документах. Однако, по мнению Минфина России в Письме от 20 октября 2017 г. №03-03-06/1/68944, данное право не должно быть ограничено в случае выполнения обязательства субподрядчиком.

Очень важным является вывод в письме ФНС о том, что НК РФ не ограничивает само право налогоплательщиков строить свою деятельность так, чтобы налоговые последствия были минимальными.

Подобные разъяснения неоднократно излагались в практике судов высших инстанций3, так как нередкими были случаи, когда налоговые органы пытались оспорить любой факт минимизации налогового бремени, даже совершенный в рамках законодательства.

Остается надеяться, что закрепленное на уровне ФНС РФ разъяснение о том, что налогоплательщики вправе самостоятельно выбирать варианты ведения деятельности, в том числе таким образом, чтобы уменьшить свою налоговую нагрузку с использованием допустимых законом способов, позволит сократить случаи необоснованных требований и претензий со стороны налоговых органов.

Данный вопрос приобретает особую актуальность с учетом вышедшего летом Определения КС РФ, признавшего право налогового органа на вмешательство в бизнес-решения по структурированию бизнеса, если налогоплательщик будет заподозрен в «неправомерном сокращении налоговых поступлений в бюджет» (Определение КС РФ от 04 июля 2017 года по делу ООО «Мастер-Инструмент»).

Тенденции судебной практики

В заключение обзора приведем выводы некоторых судебных решений по спорам о необоснованной налоговой выгоде за последний год.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ поддержала налогоплательщика и указала, что продажа обществом недвижимости независимым лицам по ценам ниже рыночных не приводит к образованию необоснованной налоговой выгоды. Верховный суд отметил, что сам по себе факт отличия цены от рыночного уровня не свидетельствует об уклонении от налогообложения (Определение Верховного Суда РФ от 1 декабря 2016 г. №308-КГ16-10862 по делу №А32-2277/2015).

Поддержал налогоплательщика и Арбитражный суд Западно-Сибирского округа, указав на то, что отсутствие реальных затрат по хозяйственным операциям приводит к необоснованному возмещению НДС только в том случае, если налоговый орган представит достаточные доказательства существования формального документооборота, одних лишь собственных предположений налогового органа недостаточно (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 октября 2016 г. №Ф04-4688/2016 по делу №А70-16509/2015). При этом, что важно, в данном деле суд еще раз отметил, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

Свежая практика применения концепции также содержит положительные для компаний выводы, а именно закрепление принципа того, что позиция налогового органа подлежит отклонению, если «в материалах дела не представлены доказательства согласованности действий, направленных на совершение сделки с целью неуплаты налога, отсутствуют доказательства подконтрольности контрагентов, иные факты имитации хозяйственных связей и/или доказательства аффилированности сторон сделки» (Постановление 13 ААС от 13.09.2017 г. №13АП-14558/2017 по делу №А56-28927/2016).

Анализ отрицательных для налогоплательщиков судебных решений позволяет выделить, в частности, следующие обстоятельства, наличие и доказанность которых может свидетельствовать о необоснованной налоговой выгоде:

  • ­ как и прежде, отсутствие должной осмотрительности при выборе контрагентов (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 февраля 2017 г. №Ф05-21375/2016 по делу №А40-188774/2015, Постановление 16 ААС от 07.08.2017 №16АП-2795/17 по делу №А63-14345/2016). 

Обращаем Ваше внимание, что новые положения ст. 54.1 НК РФ не отменяют ранее выработанных подходов по проявлению должной осмотрительности и ни в коем случае не исключают необходимость проверять своих контрагентов. Так, в одном из недавних дел налогоплательщик попытался использовать статью 54.

1 НК РФ в обоснование того, что по новому регулированию он больше не обязан доказывать факт проявления должной осмотрительности при выборе своего контрагента, однако суд отклонил данные доводы, так как такие выводы в   Кодексе отсутствуют (Постановление 17 ААС от 31.08.2017 г.

№17АП-10225/2017-АК по делу N А50-4720/2017).

  • ­недоказанность факта и размера понесенных затрат на те или иные операции, а также противоречия данных в первичных документах, что свидетельствует об умышленном завышении расходов, влияющих на размер налоговой базы по налогу на прибыль и вычетов по НДС (Определение Верховного Суда РФ от 31 января 2017 г. №310-КГ16-20879 по делу №А09-11693/2015);
  • вексельные сделки между взаимозависимыми лицами, как и ранее, привлекают внимание проверяющих и могут свидетельствовать о необоснованной налоговой выгоде по НДСв случае, если будет установлено, что осуществляется передача ценных бумаг без оформления прав по ним и в отсутствие реального движения денежных средств в уплату за приобретаемый объект (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21 февраля 2017 г. №Ф09-12451/16 по делу №А60-17261/2016).

—————————————————————-

3 См. например: Постановление Президиума ВАС РФ №11542/07 от 26 февраля 2008 г. по делу №А40-48303/06-142-294; Постановление Конституционного Суда РФ №9-П от 27 мая 2003 г

Источник: https://www.cls.ru/rus/press-centr/obzory-zakonodatelstva/koncepciya-neobosnovannoy-nalogovoy-vygody-rekomendacii-nalogovogo-vedomstva-i-tendencii-praktiki/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.